ловля рыбы на пластилин на видео
 
.
 
Корзина
0 товаров
На сумму 0.00 руб
Интернет-магазин

Василий Песков - Дороги и тропы

Для этого требуется переслать е-mail на адрес: В письме настоятельно рекомендуем подать такие сведения: Документальное подтверждение ваших прав на материал, защищённый авторским правом: Иногда желудь срывался в воду, и тогда казалось: При свете фонарика я записал в дневнике: Все было почти как в детстве А началось все сразу, за воротами заповедника. Вода кончалась насыпной плотинкой, и стало ясно: Всего, что собирает Усманка в верхнем. А ниже плотины лежал сухой и черный каньон. Берега с обнаженными корневищами пней, с налимьими норами и всем, что составляло когда-то тайну реки, теперь были сухими и пыльными. Ключик посередине песчаного дна был таким мелким, что красногрудая птичка, прилетевшая искупаться, едва замочила лапки. Но плотина была нужна заповеднику. Но через слив у плотины всегда бежал избыток воды, и, главное, на всем течении речку питали подземные родники, прибрежные бочаги и болотца, ручьи, бежавшие из лесков и с мокрых лугов. Сама речка, таинственно текущая издалека и уходившая по осокам и лознякам неизвестно куда, будоражила любопытство. Откуда, зачем и куда плывет задумчивая вода? Перебрав по пальцам знакомые села, я обнаружил: В десять лет я думал, что это река, делая бесконечные петли и повороты, считала нужным пройти как раз у села. Лет в тринадцать я понял: Возле воды по лугам бродили коровы, к реке на ночь выгоняли пасти лошадей, в июне косари валили над Усманкой травы, к реке шли с ведрами за водой, к реке несли полоскать белье, у реки по вечерам деревенские девки собирались петь песни, по берегам в чаплыгах ходили два сельских охотника Усанок и Самоха, с реки зимою на маслобойню возили в санях прозрачно-синие глыбы льда. Купание летом, костры на берегах осенью, плавание в лодке по весеннему половодью Только теперь понимаешь, сколько радости дает человеку великое чудо — река, пусть даже маленькая. Я тогда еще думал: Но прошло тридцать лет. И нынешней осенью вдруг я почувствовал: Перед поездкой два вечера я просидел в Исторической библиотеке, задавшись простым вопросом: Оказалось, известно, и даже немало. Первым в бумагах речку упомянул русский посол Михаил Алексеев, ехавший из Турции на санях год: Другими словами, ничего с послом на опасном пути не случилось, а доехав до Усманки, посол почувствовал себя уже дома, хотя до Москвы было еще пятьсот с лишним верст. В то время по Усманке проходил юго-восточный край Русского государства.

для лодки и тут в заповеднике река во многих местах

Степь, лежавшая за рекой, называлась Нагайской степью. Из нее на русские села названия их сохранились поныне — Чертовицкое, Нелжа, Животинное, Ступино, Карачун нагайцы совершали набеги: При царе Алексее Михайловиче решено было оградить государство от татарских набегов. Двадцать лет строилась знаменитая Белгородская черта — высокий земляной вал, деревянные надолбы и деревянные крепости-городки. На этой черте, тянувшейся лесостепью из-под Тамбова на юг, Усманка была естественным рубежом, через который татарам не просто было прорваться. Читая эти строчки в пожелтевших бумагах, я волновался. Я вспомнил, что в пятом классе сидел за одной партой с Ваней Бучневым и был в нашем классе отчаянный двоечник Коноплин Петька. Наверняка те самые двести тридцать служилых людей дали начало распространенным в нынешнем Орлове фамилиям Солодовниковых, Песковых, Прибытковых Жизнь моих сельских пращуров была беспокойной. Леса, земли и воды было тут много, но каждый час ждали набегов. Там, где обедал, — не ужинать. Одним словом, глаз да глаз нужен был на границе, проходившей по Усманке. Орлову городку надлежало охранять по реке линию в двадцать восемь верст. Это как раз те места, где я мальчишкой ловил налимов и раков. Неважно какая, большая Волга или малютка Усманка. Все ли мы понимаем, какое это сокровище — речка? И как оно уязвимо, это сокровище?! Можно заново построить разрушенный город. Можно посадить новый лес, выкопать пруд. Но живую речку, если она умирает, как всякий живой организм, сконструировать заново невозможно. Последние годы во всем мире идет озабоченный разговор о воде. Вода становится одной из главных ценностей на земле. Жизнь зародилась, осела и развивается около рек. Только-только пробившийся из земли ключик без пользы уже не течет. Проверим это, к примеру, все той же Усманкой. Река эта — главный приток Воронежа. Воронеж — река немалая. На ней, как известно, рождался российский флот, на ней вырос большой промышленный город. Но город вот уже несколько лет страдает от жажды. Плотина строится исключительно для того, чтобы задержать воду, ибо река не в силах уже напоить промышленный город. Слов нет — город велик, воды надо много. Но, с другой стороны, и река, по которой когда-то шли на Азов корабли, основательно обмелела. А это следствие того, что главный ее приток и еще какие-то речки и ручейки недодают воду. В чем я вижу смысл разговора об Усманке? В том, чтобы каждый из нас понял: Надо беречь каждый ключик чистой воды. Судьба воды зависит главным образом от того, как мы хозяйствуем на берегах рек. А именно это требуется, чтобы сохранить на земле воду.

Реки надо считать важнейшей государственной ценностью. Только так можно уберечь Радость, которую нам дают текущие воды, и возможность в любую минуту утолить жажду. Ибо нет на земле напитка лучшего, чем стакан холодной чистой воды. Предыдущая 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 Следующая. Экономическая сущность инвестиций - Экономическая сущность инвестиций — долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем В Новой Зеландии, помню, была у нас встреча, о которой никогда не забудешь. Мы летели из Антарктиды и сделали остановку в Крайстчерче. В гостиницу пришел человек. Он держал за руку девочку лет семи. В войну моряк попал в плен.

для лодки и тут в заповеднике река во многих местах

Он жил в Германии, в Италии, где-то в Африке, в Австралии. И наконец очутился на краю света. Тоже тоскует, тянет на свою родину. Том остановился иприслушиваясь к удаляющимся шагам, пошёл дальше. Данко бросился вперёд, высоко держа горящее сердце, и, освещая им путь людям. Ветер казавшийся слабым в лесу, в поле дул сильнее. Привлечённые светом, бабочки прилетали и кружили около фонаря. Она совсем измученная дорогой, не могла идти дальше. Батальон, не замеченный противником, зашёл в тыл и ворвался на вокзал. Тимирязев, замечательный ботаник открыл законы жизни растений. Под облаками, заливая воздух серебряными звуками, дрожали жаворонки. В работа по карточкам. Для лодки и тут в заповеднике река во многих местах не пролазна она зар. Вся жизнь заповедного леса т. Братцы, говорит, не робейте. Но главным и любимым делом, о котором старик вспоминал с удовольствием, была мельница. Каждое лето плотину всем миром строили. Вон, видишь, синеет пустошь? Далее под Углянцем лес подходил к самой речке. Под Орловом хороший осинник и березняк рос. Около Горок ольшаники были. От них остался маленький лоскуток. Вот уж совсем недавно тут у нас около Забугорья ольховый лесок свели. Рубить начали, помню, в м году. Орловский лесок свели в м хавские мужики. В войну беда заставляла рубить. Солдаты рубили, чтобы мосты навести, вдовы рубили — детей обогреть. Позже, считаю, рубили просто по глупости — все, что росло над рекой, было как бы ничейное. Срубили лески, срубили до хворостинки и потравили коровами лозняки. Вот и раздели речку до основания. Ключи, которые текли из лесков и болотин, высохли. А потом пошла пахота.

Урок- зачёт по теме «Обособление и уточняющие члены предложения» Русский язык 8 класс

Пашут до самой воды. Смытая в речку земля забила, затянула все родники. Откуда же браться воде?. Директором Орловского совхоза оказался однофамилец мой — Песков Илья Николаевич. Я приготовился к драке. Но неожиданно ни директор, ни сидевший в конторе агроном Михаил Семенович Котов драться не захотели. В разговоре прояснилась такая картина. А если было, но больше стало вдвое, втрое, на том же месте? Нам это неинтересно, скучно. Но, между прочим, есть на берегах Невы старый Ижорский завод, который делает пока что, да и всю одиннадцатую пятилетку будет делать, для оснащения АЭС неизмеримо больше. Я не знаток атомных дел, но в журналистике могу в какой-то мере считать себя специалистом: Вряд ли кто и разглядел петитные строки о том, что реконструкция Ижоры увеличила выпуск продукции на две трети. Потом посланы были на год в суровый край в Италиючтобы участвовать в создании автозавода в Тольятти. Не хочу сказать, что эта работа не требовала упорства, таланта, ума. Я от души поздравил Якова Жукова и Дениса Четыркина, когда они стали лауреатами Государственной премии СССР. И вот люди, занятые кропотливым, как бы даже мелочным делом, остаются у нас в тени. А можно ли сказать, что им легко? Но, ковыряясь на пятачках, куда экскаватор не заведешь, разбивая кувалдами бетон, а то и взрывая его, опускаясь в преисподнюю подвалов, работая под раскаленными слитками с соблюдением, понятно, техники безопасности, что тоже непростотеряя при этом нередко в зарплате, они, эти незаметные герои, приходят домой и читают, слышат, видят не про себя, про других — героев переднего края. Но это же кругом неправда! И по сложности боев и по значению их для победы. Реконструкция скромна, она не лезет на глаза, не старается показать, как ей трудно, не требует сверхзатрат, но в том и смысл ее. Еще раз придется повторить: Значит, пора нам наши взгляды, наши привычки, нашу психологию менять. По сути они антиподы. Это поняли горняки, металлурги, машиностроители Приднепровья, потому и важен их опыт, потому и заслуживает обобщения. Партийный комитет области, исполком областного Совета смотрят на месте, что именно строят министерства и что, начав, не кончают. Был случай года три назад: А нынче сдают этот самый объект. Так вот используют права, данные местным Советам.

А довести до ума те, что есть, повысить мощность действующих. Десяток передовых заводов не повод для шума. Повсюду бы крутануть это дело! Вот удалось в области направить на реконструкцию свыше полутора миллиардов, а видим: Нам, оперируя такими средствами, непозволительно делать глупости. На одиннадцатую пятилетку Днепропетровщина решила отдать модернизации, техническому перевооружению своих предприятий уже пятьдесят три процента всех капиталовложений. Это, уточню, еще не план. Это собранные в области предложения городов, районов, низовых коллективов. Но то и важно, что наметилась такая тенденция, то и ценю, что идет она снизу. Не разрешить реконструкцию — это сегодня затея безнадежная. Роды все равно состоятся. Но помочь им надо. РЕЧКА МОЕГО ДЕТСТВА [2]. Я исполнил наконец старое обещание, данное самому себе: В наш век все поддается учету.

В начало в.М. Песков (Рожд. 1930) речка моего детства[2]

Их в стране, кажется, двести пятьдесят тысяч. Усманка обязательно попала в это число, хотя речка она и маленькая. Для меня эта речка была первой и едва ли не главной жизненной школой. Мать говорит, что в год, когда я родился, заросли тальников, ольхи и черемухи подходили с реки к нашему дому, хотя дом стоял от воды почти в километре. В зарослях находили приют соловьи. Соловьиная трель по ночам была такой громкой, что приходилось закрывать окна, иначе спавший в подвешенной к потолку люльке младенец вздрагивал и ревел Я соловьев возле дома уже не помню. Но дорожки к реке в поредевших зарослях лозняка, перевитого хмелем, в памяти сохранились. Лет в пять, замирая от страха, я осилил такую дорожку. И с того лета речка для меня стала самым желанным местом. Плавать мы, жившие у реки ребятишки, учились так же естественно, как учатся в детстве ходить. Так же само собой приходило умение владеть веслом, переплывать плес, держась за лошадиную гриву. В какой-то момент мальчишка одолевал страх и прыгал, как все, вниз головой с высоких перил моста, пробегал на коньках по первому льду, который прогибается и трещит. Каждый человек должен иметь в своем детстве эти уроки. И у каждого из нас они были. Однажды в солнечный день я опустил с лодки голову к самой воде и увидел гладких шустрых жуков, каких-то козявок, скопище мелких живых красных и черных точек. Полдня мы пролежали с приятелем на носу лодки, наблюдая свое открытие. А сколько радостей и открытий давала в детстве рыбалка. Рыболовами у реки становятся рано. На мелких местах двое мальчишек тихонько подводят к берегу снасть и начинают топтать, шелюхать ногами в кустах и осоке. Мы находили в пойме утиные гнезда, видели, как кидается в воду, вытянув когти, большая птица скопа, замечали, как невидимкой бегает по траве коростель, как, притаившись на одной ноге, терпеливо поджидает лягушек цапля. Мы находили бобровые норы, знали, на каких плесах в осоке дремали большие щуки, научились руками в норах ловить налимов и раков. Сама речка, таинственно текущая издалека и уходившая по осокам и лознякам неизвестно куда, будоражила любопытство. Откуда, зачем и куда плывет задумчивая вода? Перебрав по пальцам знакомые села, я обнаружил: В десять лет я думал, что это река, делая бесконечные петли и повороты, считала нужным пройти как раз у села.

  • Речное чудище вов где ловить
  • Рыб снасти своими руками фото
  • Купить лодку пвх под плм
  • Стеклопластиковая лодка диана 350 мчс
  • Лет в тринадцать я понял: Возле воды по лугам бродили коровы, к реке на ночь выгоняли пасти лошадей, в июне косари валили над Усманкой травы, к реке шли с ведрами за водой, к реке несли полоскать белье, у реки по вечерам деревенские девки собирались петь песни, по берегам в чаплыгах ходили два сельских охотника Усанок и Самоха, с реки зимою на маслобойню возили в санях прозрачно-синие глыбы льда. Купание летом, костры на берегах осенью, плавание в лодке по весеннему половодью Только теперь понимаешь, сколько радости дает человеку великое чудо — река, пусть даже маленькая. Я тогда еще думал: Но прошло тридцать лет. И нынешней осенью вдруг я почувствовал: Перед поездкой два вечера я просидел в Исторической библиотеке, задавшись простым вопросом: Оказалось, известно, и даже немало. Первым в бумагах речку упомянул русский посол Михаил Алексеев, ехавший из Турции на санях год: Другими словами, ничего с послом на опасном пути не случилось, а доехав до Усманки, посол почувствовал себя уже дома, хотя до Москвы было еще пятьсот с лишним верст. В то время по Усманке проходил юго-восточный край Русского государства. Степь, лежавшая за рекой, называлась Нагайской степью. Из нее на русские села названия их сохранились поныне — Чертовицкое, Нелжа, Животинное, Ступино, Карачун нагайцы совершали набеги: При царе Алексее Михайловиче решено было оградить государство от татарских набегов. Двадцать лет строилась знаменитая Белгородская черта — высокий земляной вал, деревянные надолбы и деревянные крепости-городки. На этой черте, тянувшейся лесостепью из-под Тамбова на юг, Усманка была естественным рубежом, через который татарам не просто было прорваться. Читая эти строчки в пожелтевших бумагах, я волновался. Медаль, похоже, продлила старику жизнь. С удовольствием сидит в президиумах, ходит на пионерские сборы Я уезжал из деревни по весенней распутице. В том году необычно рано пришла весна на Двину. На ивах сидели скворцы. На проталине молодые земляки Ломоносова гоняли футбольный мяч. А над рекой возле лодок я сделал снимок мальчишки.

    Сколько у нас деревень и сколько растет мальчишек! И среди них есть, обязательно есть еще неведомый никому Ломоносов. Часов десять мы ехали над Иссык-Кулем. Вода отражала небо и была то серой, то бирюзовой, то мягко-молочного цвета. Мы сделали крюк, чтобы поклониться могиле Пржевальского, и километрах в двадцати от нее остановились собрать полевых цветов Эти места над Иссык-Кулем Пржевальский видел не один раз. Тут в самом начале очередного похода подстерегла Пржевальского болезнь, которую он не смог одолеть. Старая книга в музее хранит подробности последних дней великого человека. За двадцать часов до смерти Пржевальский позвал лекаря: Смерти я не боюсь. Мне надо сделать распоряжения Самые близкие люди — его спутники в путешествиях — стояли сейчас рядом с ним: Так он распорядился лично принадлежавшим ему имуществом. Все остальное, добытое им в трудах, принадлежало России. Россия при жизни воздала Пржевальскому большие почести и признание, назвала одним из лучших своих сынов. Пржевальский прошел по земле тридцать три тысячи километров. Двадцать тысяч километров пути он впервые нанес на карту. Многие места Азии он увидел и описал первым. Он много раз в трех шагах от себя видел смерть. Все та же книга свидетельствует: Последний глоток воды из своей фляги Пржевальский отдал больному. В тот же день он объявил мужественный приказ: Постоянный спутник Пржевальского бурят Дондок Иринчинов подошел к Пржевальскому: Бурят ушел и вернулся со счастливой вестью: Это один только день из многих дней экспедиции и один только случай. Теперь, в самом начале очередной экспедиции, тиф повалил сильного, не знавшего усталости человека. Скрывавшие слезы друзья ничего не могли сделать. Это было последнее слово Восемьдесят девять скульпторов предложили свои проекты памятника над могилой у Иссык-Куля. Лучшим оказался простой карандашный рисунок одного из друзей путешественника. По этому рисунку исполнили монумент с орлом, раскинувшим крылья над картой Азии. Почти сто лет уже стоит над Иссык-Кулем памятник великому россиянину. Могила Пржевальского — в нескольких шагах от этого памятника. Среди цветов на гранитной плите мы увидели засохший пучок ржаных колосьев и васильков. Кто-то издалека, может быть со Смоленщины, где начинался прекрасно пройденный путь, привез этот трогательный знак нестареющей человеческой памяти.

    Можно легко подсчитать, как велика площадь земли в гектарах. Из этого числа четыре сотни гектаров под городом Тулой на особом счету у людей: В первый раз я увидел усадьбу из низко летящего самолета. Лес, уходящий за горизонт. Путеводитель по Ясной Поляне утверждает: Дом с соломенной крышей за поворотом дороги помнит ночь 28 октября года, когда бородатый старик постучал в дверь, разбудил кучера и навсегда уехал из Ясной Поляны. В длинной белой постройке слева бережно хранится повозка этого последнего путешествия. Большой белый дом — самая давняя из построек усадьбы. Но в этом доме писатель не жил. Тут были склады и мастерские. Семья Толстых жила в гуще парка сзади этой постройки. Важной частью Ясной Поляны всегда была дорога в усадьбу. Сейчас по этой дороге за год проходит тысяч людей. Порог дома Толстого переступали люди из девяноста пяти государств мира. Паломничество началось еще при жизни писателя. Обстановка дома, книги, вещи, которых касалась рука великого человека, продолжают разговор Толстого с каждым из приходящих сегодня. На дереве — колокол. В старой усадьбе он созывал домочадцев. Дерево выросло, оплыло колокол, и он стал частью ствола старого вяза. Стрелки ходят по медному кругу. В окошко видно число. Часам двести тридцать пять лет. В году в августе часы показали е число. В этот счастливый день родился мальчик, названный Львом. Эти же часы бесстрастно обозначили и последний день человека Предметы, хранящие память о жизни Обычные пожелтевшие листы бумаги. У стола — маленькое, почти детское кресло. Не верится, что на нем мог сидеть бородач, пристально глядящий на тебя со стены. Он был, оказывается, среднего роста, этот великан. Среди пишущих на земле нет пока человека, который мог бы по праву занять, это кресло Столик с подарками почитателей, керосиновая лампа. Великий русский очень любил великого англичанина Простая железная кровать с медными шишками, белое покрывало, белая стираная толстовка Ты много слышал и читал о простоте быта этого человека, но эта простота все-таки поражает. Металлические гантели, пожелтевшая коробка с лекарствами, арапник — погонять лошадь. Две свечи на столе. Он потушил их, покидая навсегда дом. С той поры свечи не зажигались ни разу Маленький глобус — с два кулака земной шар.

    На нем писатель определял, откуда в Ясную Поляну пришло очередное письмо. Одно — из Америки. Написали его три тысячи негров из штата Индиана Надо было прожить великую жизнь, чтобы негры просили заступничества у русского графа. Триста восемьдесят четыре гектара заповедной земли. Лес, речка Воронка, пруды, скамейки, аллеи, луга, дорожки. Ясени, двухсотлетние дубы и липы, припорошенные первым снегом Горы написанного и признанного миром питались тем, что видел и чувствовал тут писатель за многие годы жизни. И так все время, пока мы идем по лесным и садовым дорожкам.

    для лодки и тут в заповеднике река во многих местах

    Урожай мудрости с этой земли велик потому, что человек-писатель мудро жил на земле. Рука, державшая перо, держала тут также и соху, и косу, и шило, топор, вожжи, ружье, весла. У графа были мужицкие руки. Толстой необъятен, каждый свое найдет у этого мудреца. Но все люди во все времена будут учиться у Толстого остро чувствовать и ценить жизнь. Вот его дневниковая запись после одной из прогулок в яснополянский лес: Думая о закате, он и схоронить себя попросил среди этой природы. Из всех великих могил его могила — самая простая и строгая: Сейчас на первом снегу рядом — следы птиц, лосей, зайцев И к лесу идет вот этот человеческий след — большая дорога со всего света. Под Тулой, где Дон начинается, я бросил щепку и шел по берегу, вполне поспевая за течением маленькой речки. Жиденький ручеек продирался по камышам, стаду гусей было на нем тесно. А внизу, под Ростовом, на той же реке теснились, как гуси, большие белые пароходы. Но и тут спичечный коробок по воде не обогнал пешехода. Неторопливо собирая водную дань с земель тульских, воронежских, тамбовских и пензенских, Дон образует постепенно могучую реку. Почти две тысячи километров петляет донская вода по земле, соединяясь по пути с такой же тихой водою Хопра, Воронежа, Битюга, Медведицы, Красивой Мечи и Тихой Сосны. Начинаясь в березняках, ельниках и дубравах, Дон постепенно покидает леса и течет по степям. В среднем течении степь подступает уже к самому берегу. С меловых круч, названных Дивногорьем, далеко видны затуманенные изгибы воды. Берега тут пахнут полынью и донником.

     


     
    Магазин "Рыболов -Спортсмен"

    2010 domikrb.ru - Рыболовные товары, спортивные товары, туристическое снаряжение, литература и видео.